25 Кислев 5778 / 13 декабря 2017 г. | Чтение Торы: Микец
 
dot  Добавь в избранное   dot  Сделать стартовой  
 
   
    Зарегистрироваться    |    Вход
  
    Мои настройки     Orders History     Помощь
 
 
  Моя страна:  
  США   
 
   Язык:  
  Русский   
 
   Валюта:  
  Доллар США   
 
   
Домашняя страница Жизнь как жизнь Учение раби Нахмана Быть евреем Еврейский дом Духовный мир Еврейский календарь Пути человечества
   Советы, мысли, притчи     Философия раби Нахмана     Умань     Бреслев для детей             
 
  Все категории  
 
 
 
Бреслев для детей  
 
Главная страницаУчение раби НахманаБреслев для детейЦарь и император
 
  Расширенный поиск
   Articles
 
   Поиск
 
            
 

Царь и император    

Царь и император



У одного императора не было детей, и некий царь тоже был бездетным.Отправился император по белу свету — поискать совета чтобы рождались у него дети. То же самое сделал и царь.

 



Царь и император

 По книге "Сказочные истории" 
 


Уодного императора не было детей, и некий царь тоже был бездетным.
Отправился император по белу свету — поискать совета или какого-нибудь лекарства, чтобы рождались у него дети. То же самое сделал и царь.

Встретились они случайно на постоялом дворе. Друг друга они не знали, но признал император по царственным манерам в незнакомце царя, а тот точно так же признал во встреченном императора. Расспросили они один другого, и познакомились, и рассказали друг другу о том, с какой целью отправились в путь. И договорились они, что если родится у одного из них сын, а у другого дочь, то станут их дети мужем и женой. А когда император вернулся домой, то родилась у него дочь. У царя же родился сын. И забыли владыки про свой уговор.
Спустя какое-то время послали император и царь своих детей учиться. Познакомились те у одного учителя, и полюбили друг друга крепко, и договорились пожениться. Одел царский сын кольцо на палец императорской дочке, и так они обручились.
Через какое-то время послал император за своей дочерью, а царь — за сыном, и дети вернулись домой.
Тут стали предлагать императорской дочке женихов, но та об этом и слушать не желала — ведь она уже была обручена с царевичем, который тоже сильно тосковал по своей невесте. Постоянно грустна была императорская дочь: сколько ни водил ее отец по своим великолепным дворцам и угодьям, сколько ни рассказывал о величии их императорского рода — не переставала она грустить.
А царевич тосковал о ней так, что заболел даже. Спрашивали его, отчего он хворает, но тот не желал отвечать. Позвали тогда его слугу: «Авось ты сумеешь выведать у него». Но сказал слуга, что ему и так все известно — ведь он был при царевиче, когда тот ездил учиться, — и рассказал, в чем дело.
Тогда только вспомнил царь, что помолвил своего сына в тот день, когда встретился с императором, и написал императору, чтобы тот готовился к свадьбе: ведь дети давно помолвлены. Не хотелось этого брака императору, однако делать нечего, отказать никак нельзя. Ответил он царю, чтобы прислал тот к нему сына, а он, император, посмотрит, сможет ли царевич управлять государством, и тогда уж отдаст за него свою дочь.
Отправил к нему царь своего сына. Усадил император царевича за стол и передал ему государственные бумаги: проверить, сможет ли тот управлять страной.
Продолжал тосковать царский сын, мечтая увидеть свою невесту, но возможности такой не представлялось. И вот однажды, проходя мимо зеркальной стены во дворце, он увидел в ней отражение императорской дочки. Подкосились у него ноги, и упал он в обморок. Бросилась к нему невеста, привела его в чувство и сказала, что не хочет никакого другого сватовства, потому что уже обручена с ним.
Сказал тут царевич:
— Что же нам делать? Ведь твой отец не желает нашего брака! Ответила она:
— Все равно я предназначена лишь тебе! Обговорили они тогда все и решили бежать морем. Так и сделали: наняли корабль и отправились в путь. Плыли они, плыли, пока не захотелось им сойти на сушу. Пристали они к берегу, и сошли, и, увидев лес, вошли в него.
В лесу императорская дочь прилегла отдохнуть, а кольцо свое сняла и отдала жениху. Царский сын положил кольцо на землю рядом со спящей, и лишь по дороге к кораблю спохватились они, что забыли его. Попросила юношу императорская дочь разыскать пропажу. Возвратился тот в лес, но никак не мог найти место, где они останавливались. Долго блуждал он по лесу, но кольцо как сквозь землю провалилось. Потерял царевич направление, и не мог найти дорогу назад, и понял, что окончательно заблудился.
Пошла дочь императора искать царевича и тоже заблудилась. А тот все блуждал и блуждал, пока не увидел вдруг какую-то дорогу. Вышел он на нее, и вывела его дорога к человеческому жилью. И так как не знал царский сын никакого ремесла, нанялся он там в слуги. А невеста его блуждала-блуждала, пока не вышла на берег моря, где росли плодовые деревья. Там и стала она жить. Днем выходила на берег — может, проплывет кто, питалась плодами, а ночью забиралась на дерево, чтобы не напали на нее дикие звери.
Жил в то время один богатейший купец. Заключал он сделки по всему свету. И был у него единственный сын. А сам купец был уже стариком.
Сказал однажды сын отцу:
— Ты, отец, уже в преклонных годах, а я совсем молод и помощники твои не принимают меня всерьез. А умрешь ты — останусь я один и не буду знать, что и делать. Поэтому дай-ка мне корабль с товаром — отправлюсь я в плавание и научусь торговать.
Дал ему отец корабль с товаром, и плавал сын из страны в страну, покупая одно и продавая другое, и весьма преуспел.
И вот однажды, плывя по морю, увидели издалека моряки те самые деревья, среди которых жила дочь императора, и решили, что в этом месте должны быть люди. Заинтересовались они и подплыли ближе, но ничего, кроме деревьев, не заметили и хотели уже было вернуться. Посмотрел тут купеческий сын вниз и увидел в воде отражение дерева, и показалось ему, что на дереве — человек. Подумал он, что мог ошибиться, и позвал своих спутников. Присмотрелись те и видят: и впрямь, похоже, — человек на дереве. Решили они подплыть к берегу еще ближе и послать туда на лодке одного из своих. Собрались все на палубе и смотрели на отражение дерева в воде, направляя своего посланца, чтобы тот не сбился с пути, плыл в нужную сторону. Причалил тот и
увидел: действительно, сидит там человек. И сообщил он об этом товарищам.
Тут и сам молодой купец отправился на берег. Увидел он на дереве девушку и велел ей спуститься. Ответила ему императорская дочь, что не пойдет на корабль, пока не пообещает ей молодой купец не дотрагиваться до нее до возвращения домой, — а там уж возьмет ее в жены по закону. И после того, как тот пообещал ей это, поднялась она с ним на корабль. И когда увидел молодой купец, что она и на музыкальных инструментах может играть, и на нескольких языках говорит, то обрадовался, что встретил ее.
Перед тем, как корабль причалил к берегу, сказала купцу дочь императора, чтобы, придя домой, наказал он своему отцу и всем родным и домочадцам выйти встречать ее, — как подобает, когда вводят в дом жену знатного происхождения. И только потом обещала она ему открыть, кто она такая, — ведь с самого начала поставила она ему условием не выспрашивать ее, пообещав открыть секрет после свадьбы, и он согласился.
Еще сказала купцу дочь императора, что уж если вводишь в дом такую жену, то положено напоить всю команду корабля — чтобы знали те, что купец, хозяин их, женится, да к тому же на девушке знатного происхождения. Купец и тут согласился. Взял он самого лучшего вина, какое только было на корабле, и угостил матросов, и те опьянели. А он пошел домой сообщить новость отцу и друзьям, как и было уговорено. А матросы до того напились, что, как только сошли с корабля, все попадали во хмелю на землю. А пока вся родня купца готовилась идти встречать и принимать невесту как положено, та пошла, и отвязала корабль от причала, и подняла паруса, и отплыла в открытое море. Вышла вся семья купца встречать ее — а корабля и след простыл. Рассердился тут старый купец на своего сына, а тот ему:
— Клянусь тебе, что привел корабль с товаром! Да только не видно было нигде того корабля… Сказал купеческий сын своему отцу:
— Спроси хотя бы у матросов!
Пошел с ним старый купец, а те лежат пьяным-пьянехоньки. Когда пробудились матросы, стали их расспрашивать, но они и ведать не ведали, что с ними произошло, знали только, что привели корабль, нагруженный товаром, а где он сейчас — об этом им ничего не известно.
Еще больше разгневался на сына старый купец и прогнал его из дому с глаз долой. И ушел сын от отца бездомным скитальцем. А дочь императора плыла себе по морю.
Жил в то время один царь. И построил себе этот царь дворец на берегу моря: нравилось ему дышать морским воздухом и смотреть на проходящие мимо суда.
И случилось так, что дочь императора проплывала на своем корабле мимо этого дворца. Взглянул на море царь и увидел, что плывет судно, которым никто не управляет, и людей на нем не видно. Подумал он, что, может, ошибается, и позвал своих приближенных, чтобы посмотрели и те, но и придворные увидели то же самое.
Направила было дочь императора свой корабль ко дворцу, но потом передумала: зачем ей дворец — и стала разворачивать судно. Тогда послал царь своих слуг, те вернули корабль, а императорскую дочь привели в царские покои.
А царь этот не был женат — так уж случилось, что никого не выбрал он: кого он хотел — те его не хотели, и наоборот. Дочь императора попросила царя поклясться, что тот не тронет ее, пока не возьмет в жены по закону. И царь дал ей такую клятву. И еще сказала она царю, чтобы не поднимался тот на судно и даже до борта его не дотрагивался, — пусть стоит себе корабль у берега, пока они не поженятся, — и лишь тогда пускай все увидят, как много на нем товаров, чтобы не говорили: подобрал, мол, царь жену где-то на улице…
Дал ей царь такое обещание, и написал он во все страны, созывая гостей на свою свадьбу. И построил он для нее дворец.
Велела дочь императора доставить ей одиннадцать девушек, дочерей самых знатных князей, чтобы находились они при ней. И приказал царь, и прислали ей одиннадцать девушек, княжеских дочерей, и построили для каждой из них терем. Собирались они у нее, и играли на музыкальных инструментах, и устраивали разные забавы.
Однажды позвала она их с собой в море. Пошли они и затеяли там игры, и сказала дочь императора, что хочет угостить их: попотчевать хорошим вином, которое у нее припасено. И угостила она их тем вином, что было на корабле, и опьянели они, попадали прямо на палубе и уснули. А она тем временем отвязала корабль от причала, и подняла паруса, и бежала на том корабле. Выглянули царь и его люди, увидели, что корабль исчез, и переполошились. И сказал царь, которому невдомек было, что она бежала на судне, — он думал, что она у себя в покоях:
— Смотрите, не проговоритесь случайно, чтобы не опечалить ее. Ведь она станет очень горевать о таком дорогом корабле, еще может подумать, что это я подарил кому-то ее судно! Надо послать одну из княжеских дочерей, пусть сообщит ей об этом как-нибудь поосторожнее.
Пошли тут в одни покои — нет никого, в другие — и там пусто. Так обошли все одиннадцать покоев и никого не нашли. Тогда решили послать к ней вечером старуху-княгиню, рассказать о пропаже. Зашли в покои невесты — и там ни души. Тут все страшно перепугались. Отцы этих одиннадцати девушек все время переписывались с дочерьми, а тут видят, что на письма свои никаких ответов не получают. Собрались князья и сами поехали туда, но не нашли своих дочерей, и разгневались, и решили было лишить царя власти и казнить его — ведь все они были как-никак царскими министрами, — но потом передумали: так ли уж виноват он, чтобы наказать его такой карой, — ведь помимо его воли произошло все. Договорились они лишить его царства и изгнать. Так князья и поступили. И отправился царь в изгнание.
А дочь императора плыла тем временем по морю на своем корабле. Наконец проснулись княжеские дочери и снова затеяли игры: ведь не знали они, что корабль отошел от берега. А через некоторое время спросили:
— Не пора ли нам возвращаться домой? Ответила им императорская дочка:
— Давайте побудем здесь еще немного. Тут налетел шторм. Снова сказали они:
— Давай вернемся домой!
Тут и призналась им она, что судно уже давно отошло от берега.
— Зачем ты это сделала? — спросили они ее.
Ответила императорская дочка, что боялась, как бы буря не разбила корабль, и потому пришлось ей так поступить.
Плыли себе по морю дочь императора с одиннадцатью княжнами, играли на музыкальных инструментах — и вдруг увидели какой-то дворец.
Обратились княжны к императорской дочке:
— Давай подплывем к нему! Но та отказалась:
— Подвела я однажды свой корабль ко дворцу царя вашего, а теперь жалею об этом!
Через некоторое время увидели они остров и пристали к нему. А жили там двенадцать разбойников, и захотели те разбойники их убить.
— Кто у вас главарь? — спросила дочь императора.
Указали ей на главаря, и сказала она ему:
— Чем вы занимаетесь?
— Мы — разбойники.
— Так и мы тоже разбойницы. Только вам помогает разбойничать ваша храбрость, а нам — ум: ведь и разным языкам мы обучены, и игре на музыкальных инструментах. Так чего вы достигнете, если убьете нас? Не лучше ли вам взять нас в жены, тогда достанутся вам еще и все богатства наши! — и показала она им, каким добром нагружен корабль, принадлежавший купеческому сыну.
Понравились ее слова разбойникам. Показали и они девушкам все свои тайники и сокровища и договорились, что не будут жениться на них в один день, а сначала один поженится на своей избраннице, потом другой — по старшинству и по положению среди товарищей.
Сказала тут императорская дочь, что хочет угостить их своим чудесным вином, находящимся на корабле, которое до сих пор не открывала: берегла к тому дню, когда Г-сподь благословит ее суженым. Подала она разбойникам вино в двенадцати кубках и призвала их всех выпить за каждую из двенадцати девушек. Выпили разбойники, охмелели и свалились с ног. Сказала тогда княжнам императорская дочь:
— Пойдите и зарежьте каждая своего!
И зарезали они всех, и нашли у разбойников такие сокровища, что не сыщешь подобных ни у одного царя. Решили они не брать ни меди, ни серебра — только золото да драгоценные камни. Выбросили они из трюмов все менее ценное и нагрузили вместо этого корабль золотом и драгоценностями, которые нашли у разбойников. Договорились они не носить больше женское платье, пошили себе мужскую одежду немецкого фасона и вышли на корабле в море.
Жил в то время один царь. И был у него единственный сын. Женили его, и передал царь свое царство сыну. И сказал отцу царевич, что берет жену на прогулку по морю, чтобы привыкала та к морскому воздуху на тот случай, если, не дай Б-г, придется морем спасаться от опасности.
И вышел молодой царь с женой и министрами в море на корабле. Очень веселились они там и развлекались, как могли. Потом договорились снять с себя одежду, и так и поступили — остался каждый в одной рубашке. Затем стали они один за другим пытаться взобраться на мачту. Первым вызвался молодой царь и стал карабкаться вверх.
А дочь императора проплывала в это время неподалеку на своем корабле и заметила это судно. Поначалу боялась она приблизиться к нему, но когда расстояние между кораблями немного сократилось, увидела императорская дочь, что на судне, которое встретилось ей, вовсю идет гульба. Поняла она, что это не разбойники, и направила в их сторону свой корабль.
Обратилась тут она к своим подружкам:
— Я могу сбросить в воду этого лысого, — и указала на карабкавшегося по мачте царя, который действительно был плешив.
Ответили те:
— Как же ты сможешь, ведь они далеко! Сказала она:
— Есть у меня зажигательное стекло, с помощью этого стекла я его и сброшу.
Решила она дождаться, пока залезет тот на самую верхушку мачты, потому что если раньше сорвется он, то упадет на палубу. Ну, а если заберется на верхушку — тогда если свалится, то прямо в море.
Подождала она, пока не залез он на самую верхушку, и взяла зажигательное стекло, и навела его прямо на голову, и прожгла мозг его, и упал молодой царь в море.
Когда случилось это, поднялся на его корабле большой переполох: что теперь делать, как вернуться домой с такой вестью — ведь царь-отец умрет с горя!
Решили они подойти к судну императорской дочери, которое заметили невдалеке: вдруг найдется на нем лекарь, который сможет дать им совет. И подошли они, и сказали тем, кто был на корабле, чтобы не боялись: они не сделают им ничего плохого, и спросили, не найдется ли у них лекарь, с которым можно было бы посоветоваться. Рассказали они о том, что случилось с ними: молодой их царь упал в море.
Велела им дочь императора вытащить упавшего из воды. Отправились за ним, нашли его и вытащили из моря. Пощупала она его пульс у запястья и заявила, что мозг царя сожжен. Извлекли его мозг и увидели, что все так и есть, как сказал лекарь. Страшно поразились они тому, что лекарь, за которого принимали они императорскую дочку, так все угадал. Стали они просить его пойти с ними в их страну: будет, мол, лекарем при царе, сулили всяческие блага и почести. Но отказалась дочь императора: никакой, мол, я не лекарь, так, кое-что знаю…
Не хотелось царской свите возвращаться домой, и поплыли оба корабля рядом. Тут пришло в голову министрам выдать за лекаря молодую царевну (ведь они принимали дочь императора и одиннадцать ее спутниц за мужчин, поскольку были те переодеты в мужское платье), потому что этот лекарь — большой мудрец, в этом они убедились воочию. Захотелось им, чтобы стал он их царем, а старого царя они решили убить. Только неудобно им было предложить царице, чтобы та пошла замуж за лекаря… Но и самой царице захотелось взять его себе в мужья, она боялась лишь, что народ не пожелает, чтобы стал тот их царем.
Надумали они устраивать на кораблях пиршества, чтобы на пиру, в час веселья и хмельного застолья, все и обговорить. Пировать решили у каждого по очереди.
И вот настал черед лекаря устраивать у себя пир. Налил он гостям своего вина, и те опьянели. И сказали министры в минуту хмельного веселья:
— Как прекрасно было бы, если б царица вышла замуж за лекаря!
— И впрямь прекрасно, — отозвался лекарь, — да негоже говорить об этом спьяну. Воскликнула тут царица:
— Действительно, было бы замечательно, если бы я вышла замуж за лекаря, да только согласятся ли на это в государстве?
Снова ответил тот:
— И впрямь замечательно, да негоже говорить об этом спьяну!
Когда протрезвели министры и припомнили все, о чем судачили, стало им стыдно перед царицей за свои слова, но ведь и она сама о том же говорила… И царице стало стыдно перед министрами, только ведь и они толковали с ней о том же… Снова начали они обсуждать сватовство. В конце концов пришли все к согласию и договорились выдать царицу замуж за лекаря. И вернулись в свою страну.
Как увидели ее жители, что они прибыли, — обрадовались: ведь прошло уже много времени с тех пор, как отправился в плавание молодой
и не знал народ, куда он подевался. А старый царь умер как раз перед тем, как они вернулись. И увидели люди: нет их господина, молодого царя. И спросили:
— Где же наш царь?
Рассказали им всю историю: что тот уже давно умер и что нашли для страны нового царя — того, что прибыл с ними. И возрадовались все тому, что теперь у них новый царь.
Тут приказал этот новый царь — дочь императора — объявить по всем странам, что, если найдется где бы то ни было пришелец, беглец или изгнанник какой, — пусть приходит на свадьбу, и чтоб ни один не был обойден; а там каждый из них получит от царя богатый подарок.
И еще повелел царь соорудить вокруг всего города множество колодцев: чтобы каждый, кто захочет пить, не был вынужден ходить и искать воду. Приказал царь нарисовать свой портрет и выставить его возле каждого колодца и велел поставить там стражу: наблюдать за всеми, кто подойдет, и если кто-нибудь посмотрит на портрет особенно пристально и сделается лицо того человека печальным, — немедленно задержать его и посадить в темницу.
Так и было сделано. И пришли к колодцам те трое: царевич — первый, настоящий жених дочери императора, купеческий сын, которого отец прогнал из-за нее из дома, и молодой царь, отправленный в изгнание своими князьями, дочерей которых она увела. Смотрел каждый из них на ее портрет, начинал узнавать и вспоминать и становился печальным. Тут хватали их и сажали в темницу.
В час свадьбы приказал царь, чтобы привели к нему задержанных. Ввели всех троих. Узнала их дочь императора, а они ее не узнали, потому что была она одета в мужское платье.
Обратилась к ним императорская дочь с такими словами:
— Ты — царь, тебя изгнали из-за одиннадцати княжеских дочерей, которые пропали. Вот тебе твои княжны, возвращайся домой в свою страну и продолжай царствовать. Ты — купец, тебя прогнал отец из-за корабля с товаром, который у тебя пропал. Вот тебе твой корабль со всем добром, а поскольку деньги твои были столько времени в чужих руках, богатство твое увеличилось многократно. А ты, царевич, — обратилась она к настоящему своему жениху, — подойди ко мне, мы вернемся с тобою домой. И возвратились они домой.
Благословен Г-сподь во веки веков! Амен! 


Книгу "Сказочные истории" заказывайте здесь   заказывайте 
 


 
 





Добавьте Ваш комменарий    Добавьте Ваш комменарий
   Все статьи от Раби Нахман из Бреслева
   Доп. информация о Бреслев для детей




В начало статьи    В начало статьи       Отправить по почте    Отправить по почте          Отправить       версия для печати    версия для печати


 Присоединяйтесь к нашей рассылке Присоединяйтесь к нашей рассылке
 
 
  
Если Вы заинтересованны получать информацию о новых статьях Breslev.co.il, пожалуйста, введите Ваш адрес электронной почты:

   

 Статьи по теме Статьи по теме
 
 

 
История о воре               Скромный царь               Купец и бедняк
 
 История о воре  Скромный царь  Купец и бедняк


  0 Комментарии посетителей:     

Добавить комментарийДобавить комментарий    Добавить комментарий    

 
 
  
Наши проекты ведутся в заслугу:    Наши проекты ведутся в память о:
Ирина дочь Валентины
Йонатан бен Эфраим
   Рафаил Бен Симон
Серафима бат Ханна
Альберт Габитов
 
Вам нравится наш сайт?
 
Примите участие в улучшении мира и помогите Бреслев Исраэль
распространить мудрость Раби Нахмана по всему миру.
 
Для помощи сайту breslev.co.il - жмите здесь
  
 
 
 Товар дня Товар дня
 
 
 
 
Back  1 2 3  Next
 
 
 
 
  •  
  •  
  •  
     
  •  
     
  •  
 
Back  1 2 3  Next
 
 
 Самые обсуждаемые Самые обсуждаемые
 
 
 
 
Up  1 2 3  Down
 
 
 Самые читаемые Самые читаемые
 
 
 
 
Up  1 2 3  Down
 
 
 Facebook Facebook
 
 
 
 Рассылка Рассылка
 
 
 
Ваша эл. почта:   
 
   
 

 
 



  
 
 
open toolbar