29 Кислев 5782 / 3 декабря 2021 г. | Чтение Торы: Микец
 
dot  Добавь в избранное   dot  Сделать стартовой  
 
   
    Зарегистрироваться    |    Вход
  
    Мои настройки     Orders History     Помощь
 
 
  Моя страна:  
  США   
 
   Язык:  
  Русский   
 
   Валюта:  
  Доллар США   
 
   
Домашняя страница Жизнь как жизнь Учение раби Нахмана Быть евреем Еврейский дом Духовный мир Еврейский календарь Бней Ноах
   Жемчужины недельной главы     Суббота раби Нахмана     Молитва     Хасидский рассказ             
 
  Все категории  
 
 
 
Хасидский рассказ  
 
Главная страницаНедельная глава ТорыХасидский рассказСон
 
  Расширенный поиск
   Articles
 
   Поиск
 
            
 

Сон    

Сон



Я запрокинул голову назад... Если был человек, восемьсот раз преступивший всю Тору, и он отбросил бы он голову назад с такой горечью, то, конечно же, его бы простили.

 



Месяц кислев, год 5570-й, здесь, в Бреслеве

Сон. Я сижу дома, и ни один человек не входит ко мне. И это странно. Я выхожу в другую комнату, но и там – ни души. Прохожу в большой дом, в Бэйт – мидраш, но и там также нет никого. Поразмыслив, решаю выйти наружу.

Выхожу я и вижу: стоят люди, собравшись в кружки, и шепчутся между собой. Этот подтрунивает надо мной, другой меня высмеивает, а тот – с наглостью поносит... И даже мои люди – и они против меня: кое-кто из них дерзит мне, другие перешептываются, что-то скрывая от меня...

Я обращаюсь к одному из моих людей и спрашиваю: "Что это?". И он отвечает: "Как это вы содеяли такое? Возможно ли было помыслить, что вы совершите подобное?!" Я же совершенно не представляю себе, почему они насмехаются надо мной. Я прошу этого человека, чтобы он пошел и собрал хоть кого-то из моих единомышленников. Он уходит от меня, и больше я его не увижу.

Размышляю: что делать? И решаю отправиться в другую страну. Прибываю туда, но и там, конечно же, стоят люди и толкуют о том же, поскольку и там знают об этом.

Я решаю поселиться в лесу. Ко мне присоединяются пять единомышленников, я иду с ними в лес, и мы поселяемся там. А когда у нас возникает потребность в пище или еще в чем-то, посылаем одного из этих пятерых, и он покупает то, в чем мы нуждаемся. Я всегда спрашиваю посланца: "Не утих ли шум?" А он отвечает: "Нет, шум по-прежнему очень велик".

В то время, пока мы там живем, приходит один старик, зовет меня и заявляет, что ему нужно кое о чем переговорить со мной. Я иду с ним, и он начинает разговор: "Тебе ли пристало совершать подобное? И не стыдно тебе перед твоими отцами, перед наставником твоим раби Нахманом[1] и перед наставником твоим Бааль Шем Товом, благословенна память о нем? И как не стыдно тебе перед Торой Моше и перед праотцами святыми: Авраамом, Ицхаком, Яаковом и другими? Ты полагаешь, что будешь и дальше отсиживаться здесь? Разве ты можешь жить здесь постоянно? Ведь деньги твои придут к концу, а ты человек слабосильный. Что ты будешь делать? А если ты собираешься отправиться в какую-то страну, то так или иначе, когда разведают, кто ты, ты не сможешь там оставаться. Не дадут тебе денег, и не сможешь быть там. Конечно же, и там узнают об этом".

В ответ я говорю: "Как бы велик ни был переполох, который я вызвал, все равно впереди у мет мир грядущий!" А он говорит: "Ты уверен, что будет дарована тебе жизнь в мире грядущем? Даже в аду не найдется для тебя места, где ты мог бы укрыться! Ведь ты совершил такой грех..." В ответ говорю ему: "Уйди! Я-то думал, что вы утешите меня, что обратитесь к моему сердцу. А вы заставляете меня страдать. Уходите". И ушел этот старик...

Будучи там, поразмыслил я как-то: "Живем мы здесь такое долгое время. Можно так и вовсе забросить учение". И я велю человеку, которого мы посылаем в город за всем необходимым, чтобы разыскал там xoть какую-то книгу и принес сюда. Отправляется он в город, возвращается, но без книги. И говорит, что достать невозможно, потому что, конечно же, нельзя открывать, для кого предназначена книга; сохранив же тайну, книгу раздобыть невозможно. И испытал я великую муку оттого, что я – скиталец и нет у меня ни одной книги: ведь так можно совсем забыть всякое учение.

После этого вновь появляется тот старик и несет под мышкой книгу. Я спрашиваю его: "Что вы несете?" И отвечает: "Книгу". Говорю ему: "Дайте мне книгу". Он протягивает ее мне. Я беру, но совершенно не представляю себе, как ее повернуть. Открываю книгу и ничего не могу в ней понять. Мне кажется, что это чужой язык и чужая письменность в вообще я ровным счетом ничего не пойму. И это мучительно для меня, а сверх того я опасаюсь этих людей – пятерых, которые со мной: когда (моя беспомощность) откроется им, они тоже могут покинуть меня.

И снова старик зовет меня поговорить с ним. Я иду, и он снова начинает, как прежде: "Как мог ты совершить такое? Как не стыдно тебе? Ведь даже в аду не найдется для тебя места, чтобы укрыться там!" Говорю ему: "Сказал бы мне подобное человек, обитающий в мире высшем, я поверил бы ему". Он отвечает: "Я оттуда", – и показал мне нечто – явно оттуда.

И тогда пришло мне на ум то, что, как известно, произошло с Бааль Шем Товом, благословенна его память. И он тоже думал тогда, что лишен мира грядущего. И сказал: "Я люблю Тебя, благословенно Имя Твое, без мира грядущего!" И с величайшей горечью отбросил я назад голову.

И когда я отбросил голову назад, пришли ко мне и собрались подле меня все те, которых, по словам старика, я должен стыдиться: наставники мои, и праотцы, и еще многие и многие. И произнесли стих[2]: "... и плод земли[3] (будет) гордостью и славой уцелевших Исраэля". И они сказали мне: "Тем более будем гордиться вами"[4]. И привели ко мне всех моих людей и сыновей (ибо в те времена сыновья также вначале отстранились от меня), и обратились к сердцу моему, и говорили противоположное тому, что мне пришлось выслушать раньше.

Я зпрокинул  голову назад... Если был человек, восемьсот раз преступивший всю Тору, и он отбросил бы он голову назад с такой горечью, то, конечно же, его бы простили.

А обо всем остальном, хорошем, я не хочу рассказывать. Но, воистину, было хорошо.


Перевод Натана Файнгольда

[1] Имеется в виду ученик Бааль Шем Това раби Нахман Городенкер, дед раби Нахмана.

[2] Йешайя, 4:2 – "В тот день росток Б-жий станет хвалою и красою, а плод земли – гордостью и славой уцелевших Исраэля". "Росток Б-жий" – праведники.

[3] "Плод земли" – потомки праведников, см. комментарий к книге Йешаяу.

[4] Это либо обращение на "Вы", либо множественное число – и тогда имеются в виду Бааль Шем Тов и раби Нахман из Браслова.





Добавьте Ваш комменарий    Добавьте Ваш комменарий
   Все статьи от Раби Нахман из Бреслева
   Доп. информация о Хасидский рассказ




В начало статьи    В начало статьи       Отправить по почте    Отправить по почте          Отправить       версия для печати    версия для печати


 Присоединяйтесь к нашей рассылке Присоединяйтесь к нашей рассылке
 
 
  
Если Вы заинтересованны получать информацию о новых статьях Breslev.co.il, пожалуйста, введите Ваш адрес электронной почты:

   

 Статьи по теме Статьи по теме
 
 


  0 Комментарии посетителей:     

Добавить комментарийДобавить комментарий    Добавить комментарий    

 
 
  
Наши проекты ведутся в заслугу:    Наши проекты ведутся в память о:
Александр Шика бен Хайка, Алла бат Ривка Рая, Алик бен Клара,Юлик бен Клара Хая Рейзл, Клара бат Шендл, Изя бен Евгения, Жанна бат Роза
   Ривка Рая бат Барух, Борис бен Ефим, Артем бен Генри
 
Вам нравится наш сайт?
 
Примите участие в улучшении мира и помогите Бреслев Исраэль
распространить мудрость Раби Нахмана по всему миру.
 
Для помощи сайту breslev.co.il - жмите здесь
  
 
 
 Товар дня Товар дня
 
 
 
 
Back  1 2 3  Next
 
 
 
 
  •  
     
  •  
  •  
  •  
     
  •  
 
Back  1 2 3  Next
 
 
 Самые обсуждаемые Самые обсуждаемые
 
 
 
 
Up  1 2 3  Down
 
 
 Самые читаемые Самые читаемые
 
 
 
 
Up  1 2 3  Down
 
 
 Facebook Facebook
 
 
 
 Рассылка Рассылка
 
 
 
Ваша эл. почта:   
 
   
 

 
 



  
 
 
open toolbar