11 Кислев 5779 / 19 ноября 2018 г. | Чтение Торы: Ваишлах
 
dot  Добавь в избранное   dot  Сделать стартовой  
 
   
    Зарегистрироваться    |    Вход
  
    Мои настройки     Orders History     Помощь
 
 
  Моя страна:  
  США   
 
   Язык:  
  Русский   
 
   Валюта:  
  Доллар США   
 
   
Домашняя страница Жизнь как жизнь Учение раби Нахмана Быть евреем Еврейский дом Духовный мир Еврейский календарь Бней Ноах
   Советы, мысли, притчи     Философия раби Нахмана     Умань     Бреслев для детей             
 
  Все категории  
 
 
 
Советы, мысли, притчи  
 
Главная страницаУчение раби НахманаСоветы, мысли, притчиБреславские хасиды – кто они?
 
  Расширенный поиск
   Articles
 
   Поиск
 
            
 

Бреславские хасиды – кто они?    

Бреславские хасиды – кто они?



"Я бы в бреславцы пошел, пусть меня научат..." Кто они такие и откуда пришли? Популярные вопросы и ответы о Бреславском Хасидизме.

 



Рабби Нахман из Брацлава был личностью совершенно необыкновенной, так же как и основанное им хасидское движение, уникальное и не вмещающееся в рамки готовых категорий. У многих, неожиданно для себя столкнувшихся с поучениями Рабби Нахмана в печати или в общении с брацлавскими хасидами поначалу возникают вопросы, часть которых вызвана необычностью самих его идей, другие— просто недостатком информации.
Споры, сопровождавшие Рабби Нахмана при жизни и продолжавшие досаждать его последователей в новых поколениях, дали повод к многочисленным недоразумениям и ошибкам относительно самого Ребе, его учения и Брацлавского движения в целом.
Наследие Рабби Нахмана жизненно важно для современного мира. И что может быть печальнее того, что люди не в состоянии получить (помехой чему служат недоразумения) пользу от его учения. Лично мне хорошо знакомы эти вопросы, поскольку они в свое время вставали передо мной, после того как в 1977 году я впервые услышал о Рабби Нахмане, а затем познакомился с некоторыми Бреславскими хасидами. Ответы приходили ко мне постепенно, по мере изучения бреславской литературы и получения объяснений в различное время отряда хасидов: в особенности от Рабби Гедалии Кенига (благословенно его имя) и от бесед моего коллеги любезного Рабби Хаима Крамера, директора Бреславского Исследовательского Института. 
Я не ставил здесь своей задачей обсуждать учение Рабби Нахмана как таковое, его жизнь или личность. Моя цель — дать основную информацию относительно современных масштабов и активности Бреславского движения и кратко пояснить его центральные идеи,— в особенности ответив на такие вопросы, как: — Что означает быть Бреславским хасидом?
— Что представляют из себя взаимоотношения между хасидом и его Ребе?

Я выражаю здесь свои собственные взгляды. Они не должны восприниматься, как строго обязательные для большинства Брацеславских хасидов, и ни в коем случае как авторитарные. Я был бы счастлив увидеть другие публикации, углубляющие понимание материала, если это поможет расчистить путь к обогащающему нас ученью Рабби Нахмана. Я молюсь, чтобы мы освободились от преград, препятствующих вкушению сладости и счастья от Торы Цадика, чтобы мы смогли следовать «стезей правды», которая, «как свет в конце тоннеля светит нам ярче и ярче, по мере приближения к полноте дней» —дням МАШИАХа (Мессии).

 


ЧТО ТАКОЕ БРЕСЛЕВ (БРАЦЛАВ)?

Брацлав — это название украинского городка, в котором Рабби Нахман провел 8 последних лет своей жизни. Основанное им направление Хасидизма стало называться Брацлавским.
Брацлав нередко транслитерируют по-разному: чаще Бреслов, но встречается также и Браслав, при этом не надо путать его с Братиславой в Чехословакии или немецким Breslau. Брацлав находился в Подольской губернии, на полпути между городами Немиров и Тульчин (ныне Винницкая область).
По обыкновению, хасидские группы получали свое название по имени города, в котором проживал их лидер, Ребе, и в большинстве случаев сохраняли свое первоначальное имя, даже если большинство, или вся группа, включая Ребе, меняло место проживания. Когда в 1802 году Рабби Нахман впервые поселился в Брацлаве, он сказал, что отныне его последователи будут всегда называться Брацлавскими хасидами. И сегодня это так, несмотря на то, что Бреславское движение распространилось по всему миру, в то время, как в самом Брацлаве о нем вряд ли что-нибудь известно. Слово «Бреслов» несет в себе отнюдь не только топографическое содержание. Рабби Нахман однажды заметил, что БРеСЛоВ состоит из тех же букв, что и еврейское «ЛеВ БаСаР» (сердце из плоти), знакомые каждому иудею по пророчеству Йехезкеля: «И извлеку Я из плоти их каменное сердце, и дам Я им сердце из плоти».

 



КЕМ БЫЛ РАББИ НАХМАН? 

Рабби Нахман был правнуком Рабби Исраэля Баал Шем Тов’а — «Обладателя Доброго Имени» — основателя Хасидизма. Мать Рабби Нахмана, Фейга, была дочерью дочери Баал Шем Това — Адели, в то время как отец его, Рабби Симха, был сыном Рабби Нахмана Городенкера, одного из ближайших учеников Баал Шем Това.
Рабби Нахман родился в 1772 году в украинском местечке Меджибож. Он стал выдающимся Цадиком, толкователем Торы, мистиком, учителем и рассказчиком. Еще при жизни просвещенные последователи Хасидизма видели в нем главный источник духовного руководства.
Поэтому он стал Ребе.
Проболев несколько лет туберкулезом, Рабби Нахман скончался в 1810 году в возрасте 38 лет. Он похоронен в украинском городке Умань, куда переехал за несколько месяцев до кончины. Многие евреи по сей день продолжают посещать его могилу.
Но даже после кончины влияние Рабби Нахмана сохранило свою силу. Его ученье распространялось изустно и особенно посредством издания его рукописей, пока его имя не утвердилось в еврействе, заняв место в ряду первых учителей всех времен. Его идеи изучались как евреями, так и неевреями, становясь темой разрастающейся литературы, академической и популярной, на английском, немецком, французском и других языках.



КТО ЯВЛЯЕТСЯ ЛИДЕРОМ БРАЦЛАВСКИХ ХАСИДОВ СЕГОДНЯ? 

Рабби Нахман.
В большинстве хасидских групп, после смерти Ребе избирался новый, часто его сын или другой близкий родственник. У Рабби Нахмана было два сына, но оба они умерли в раннем возрасте. Но даже если бы они пережили отца, ничто не говорило за то, что р. Нахман когда-либо намеревался основать «династию». После кончины Ребе его последователи не видели никого, соответствующего ему по уровню, кто мог бы занять его место. Они продолжали видеть в Рабби Нахмане своего Ребе, постоянно обращаясь к его ученью, как к источнику вдохновения и руководству.
С тех пор так и повелось у Бреславских хасидов, чем и заработали себе прозвище «тойт хасидим» (хасиды мертвого) среди хасидских общин восточной Европы. Но все же сами хасиды всегда считали Рабби Нахмана чрезвычайно, в духовном смысле, живым, в согласии с талмудическим изречением: «цадики более велики после смерти, чем при жизни» (Хулин, 76). Они продолжают относиться к нему, как к своему Ребе, изучая его труды и пытаясь следовать его поученьям в своей повседневной жизни. В этом смысле он продолжает быть их лидером.
Хотя, с тех пор, как р. Нахман скончался в 1810 году, у них нет Ребе «во плоти», каждое поколение имеет своих мангигим — лидеров, хасидов выдающегося благочестия и учености, способных проникнуть в ученье р. Нахмана. Непосредственные ученики р. Нахмана сами были выдающимися цадиками и учеными и передали его ученье своим ученикам, обеспечив продолжение традиции.
Ближайшим учеником Рабби Нахмана был Рабби Натан (1780—1844), который переписал и издал практически все его рукописи. Рабби Натан написал многочисленные комментарии к учению Рабби Нахмана и, таким образом, сыграл решающую роль в развитии и распространении Бреславского движения. Он, следовательно, является первым и наиважнейшим мангигом.
За Рабби Натаном последовали его лучшие ученики, Раб- би Нахман из Тульчина (1813—1884) и Рабби Нахман из Чегирина (ум. 1894). За ними, в свою очередь, последовали их ближайшие ученики, Рабби Авраам б’реб Нахман (1849— 1918) и Рабби Авраам Штернгарц (1862-1955), и т. д. Таким образом, Бреславская традиция передавалась из поколения в поколение, непрерывной линией связуя времена р. Нахмана с сегодняшним днем.
Никто из мангигим (старейшин) никогда не пытался или когда-либо хотел пытаться выставить себя лидером хасидов. Авторитет их проистекал из их благочестия и величия, что признавалось большинством хасидов, обращавшихся к ним за руководством в вопросах толкования ученья Рабби Нахмана и применения его идей на практике —то есть, того, как жить в современном мире в соответствии с духом этого учения.
В настоящее время нет единого общепризнанного всеми Бреславскими хасидами лидера, но существует ряд выдаю- щихся хасидов (большей частью в Израиле), к которым другие Брацлавцы обращаются за наставлениями. К ним же (современным лидерам) относятся и лучшие ученики мангигим предыдущего поколения. Каждый Бреславский хасид может совершенно свободно обратиться к любому наставнику или учителю по своему выбору и на основе личного контакта.
Хотя некоторые Брацлавские организации имеют свои советы руководителей, все же нет такого «совета старейшин» или подобного ему органа, руководящего Бреславским движением в целом. Тем не менее, прочная связь уважения и дружбы соединяет Бреславских стариков, зрелое и подрастающее поколение. Каждый находится друг с другом в тесном контакте, периодически встречаясь и обсуждая важные для их движения вопросы.



КАКОВ МАСШТАБ БРЕСЛАВСКОГО ДВИЖЕНИЯ НА СЕГОДНЯШНИЙ ДЕНЬ? 

Практически мы можем лишь приблизительно оценить численность главных Бреславских общин, поскольку никакого «списка членов» не существует. Вероятно, есть несколько тысяч семей в Иерусалиме и Бней Браке, несколько десятков семей в Цфате, которые, как и многие десятки семей на западе, могли бы считаться основой Брацлавского движения.
Как бы то ни было, но наличие или отсутствие общин еще ничего не говорит о размерах влияния р. Нахмана в современном еврейском мире. Помимо израильских и Нью- Йоркских общин, во всем мире существуют сотни людей и небольших групп, ощущающих свою причастность к Брацлавскому движению. Прибавьте к этому и никому не известное число школьников, студентов академий и йешив и, наконец, обычных, не связанных с религией мужчин и женщин, изучающих наследие Рабби Нахмана. Сюда могут входить евреи любого происхождения, как ашкенази, так и сефарды. Не все из них контактируют с Бреславскими общинами в силу географической отдаленности или иных причин. Но конечно же, нет никакого противоречия, если человек, считающий себя последователем р. Нахмана, состоит активным членом любой еврейской общины.
Во времена р. Нахмана не было Бреславских общин, как таковых. И если некоторые хасиды стремились поселиться поближе к своему Ребе, то большинство жило разбросанно, в местечках и деревнях по всей Украине. Они могли приезжать к Ребе по определенному поводу раз в год, по большей части на Рош Ашана (Новый Год), который для р. Нахмана был наиважнейшим из праздников. Они могли послушать его, по- учиться и, возможно, поговорить на личные темы. Затем они возвращались домой, стараясь следовать его наставлениям в своей повседневной еврейской жизни.
После кончины Ребе (р. Нахман проживал главным образом в Брацлаве) в соответствии с его ведущей ролью город превратился в главный центр движения, хотя ежегодные собрания на Рош Ашана происходили в Умани, где Ребе похоронен. Позднее, со времени переезда туда р. Нахмана Тульчинского (в 1866 г.), Умань приобретает значение центра расцветшей в связи с этим Бреславской общины. С распространением сферы влияния р. Нахмана на Украине и в Польше ширилось число его сторонников. В 20—30-е годы XX века брацлавцев в Польше было уже так много, что для тех, кто не мог поехать на Рош Ашана в Умань, существовал отдельный ежегодный съезд в Люблине.
Еврейская эмиграция из России и Польши конца XIX и XX веков включала также и Бреславских хасидов, часть которых приехала в Израиль, США и другие страны. В 1936 году была открыта первая Бреславская синагога в Иерусалиме, в районе старого города, а община его западной части образовалась в 1948. В связи с гонениями на евреев России и восточной Европы старые центры угасли и движение сосредоточилось в Израиле и Нью-Йорке.
Бреславские общины включают в себя семьи, уже несколько поколений которых ассоциируют себя с движением. Ряд семей прослеживают свою родословную к ближайшим родственникам и ученикам Ребе. Но все же в каждом поколении имеются новые хасиды, пришедшие со стороны. Особенно сегодня, когда в главные Бреславские общины приходят евреи самого разного происхождения, в большинстве баалей тешува (евреи, ранее не соблюдавшие закона и вернувшиеся к Торе).
Сегодняшние Бреславские институты в Израиле—это несколько синагог, ешив для всех возрастов, раввинские академии в разных районах Иерусалима, Бней Браке, Цфата; фонды материальной помощи для учащихся, нуждающихся и другие виды общественной благотворительности. Существует ряд издательств, распространяющих наследие р. Нахмана на иврите, английском, французском, русском и других языках. Ряд групп организуют лекции и другие образовательные программы для общей аудитории. В огромном регионе Нью-Йорка действует ряд синагог, классов и другие аналогичные инициативы. Постоянно работают Бейт мидраши и подобные им учреждения в Лос-Анжелесе, Лондоне, Париже и других городах. Все эти организации независимы, как по управлению, так и в финансовом отношении. Наиболее представительные собрания происходят на Рош Ашана в Иерусалиме, Мироне (на могиле р. Шимона бар Йохаи в Галилее), на каждом из которых присутствует более тысячи человек, частью приехавших издалека: Лондона, Парижа, Лос-Анжелеса и других городов. Среди них и те, кто не является активным членом движения, но решил так провести свой ежегодный отпуск. Менее представительные новогодние (Рош Ашана съезды существуют также в США и Англии. Другие ежегодные собрания созываются в связи с юбилеями р. Нахмана (отмечающегося 10 тевет’а на совместной вечерней трапезе перед постом) и годовщиной смерти (18 тишри, на четвертый день праздника Суккот, когда люди съезжаются для совместного ученья и трапезы).
Вне перечисленных общих мероприятий, каждый последователь р. Нахмана пытается воплотить в жизнь ученье Ребе по-своему, соответственно своим возможностям.



СУЩЕСТВУЮТ ЛИ У БРЕСЛАВСКИХ ХАСИДОВ СВОИ МИНАГИМ (ОБЫЧАИ)
ИЛИ ОСОБЕННОСТИ? СУЩЕСТВУЕТ ЛИ ТИПИЧНАЯ ОДЕЖДА? 

В отличие от некоторых других групп, Бреславские хасиды не создали книги своих минагим. Работы р. Нахмана изобилуют практическими советами, которые, не будучи галахическими, не обязательны для всех евреев,— но которые, тем не менее он настоятельно рекомендовал — например, ругулярные итбодедут (уединенная молитва) и ежедневное чтение Шулхан Аруха (свод еврейских законов). Хотя некоторые рекомендации р. Нахмана вошли, можно сказать, в категорию минагим, существуют многие другие, которые в различных общинах воспринимаются как минагим, но в самой Брацлавской литературе ни в коем смысле таковыми не считаются. Даже там, где Брацлавские общины действительно имеют свои минагим, часть членов, в соответствии со своим происхождением, продолжают практиковать еще и свои особенные минагим,—как, например, ряд сефардов.
У Брацлавцев нет никакой типичной одежды, и собрания общин характеризуются необычайным ее разнообразием, весьма показательным для всего движения: от традиционных кафтанов и штраймелс до костюмов, шорт, джинсов и т.д.
Не обладают они также и каким-либо специфическим каноном в молитве. Большинство из них, как и многие хасиды, следует стандартным сфарадским «нусахам» (не путать с нусахами сефардских — восточных — общин). Но отдельные Брацлавцы используют другие нусахи.
Как и все исполняющие Закон евреи, Брацлавцы стремятся следовать письменной и устной Торе, как она кодифицирована в Шулхан Арухе. Но что действительно является отличительной чертой Брацлавцев, так это — стремление к полноте ощущения как духа, так и буквы Закона. Живая Тора воспринимается ими, как чрезвычайно актуальное, радостное духовное путешествие, в котором каждая индивидуальность раскрывает свои уникальные потенции в служении Б־гу и познании Б-жественного. Наибольшее значение р. Нахман придавал рекомендованному для всех итбодедут, которое само по себе является наиболее индивидуальным делом: повседневная молитва и размышление, в котором каждый на своем языке и посвоему говорит с Всевышним о своих нуждах и заботах.
Другие наиболее значимые моменты в ученьи р. Нахмана— это радость и актуальность. Он рассматривал радость, как ключ к духовному росту и достижениям, побуждая к принятию позитивного взгляда на себя, свою жизнь, на других людей; был сторонником того, чтобы молясь, человек вкладывал в свою молитву все свои силы, в то время как изучение Торы и исполнение Законов восстанавливают жизненную энергию.
Эти и другие идеи р. Нахмана можно встретить в различных местах обширной раввинской литературы, хотя р. Нахман взял на себя труд дать обоснование своим положениям из Танаха, Талмуда, Мидраша, Каббалы и т.п. Означает ли это, что Брацлавский хасидизм не представляет из себя ничего особенного?
В конечном итоге уникальность Брацлава — это неповторимость самого р. Нахмана, как учителя, наставника, удивительного источника мудрости, вдохновения и бодрости. Учил он очень поразному: рассказывал истории и притчи, сочинял эпиграммы, периодически вел беседы со своими последователями и регулярные занятия; но во всех случаях форма, выбранная им, была подобна чистому изящному облачению, подающему классическую мудрость Торы в совершенно необычном освещении. Слова его были способны раскрыть пер- спективу даже там, где, казалось, нам все доподлинно известно. «Новой дорогой я поведу вас»,—говорил он.— «Хотя, в действительности, эта дорога старая, старый путь наших отцов».



КАК СТАТЬ БРЕСЛАВСКИМ ХАСИДОМ?

Надо много работать!
Не существует никакой процедуры приема или членских билетов. Хасидизм по своей природе движение добровольное. Дело самого человека решать, хочет ли он быть хасидом и, если да, то в какой степени. Наверное, каждый хасид хочет, чтобы его дети пошли по его стопам, но даже рожденные и воспитанные в хасидской семье в конечном итоге свободны выбирать, продолжать традицию или нет.
В сущности Брацлавский хасид — это тот, кто сделал р. Нахмана, руководителем в своей жизни. Он изучает труды р. Нахмана, чтобы понять, как жить, и пытается осуществить на практике его советы. Следовать Ребе означает также принимать его идеи, даже если поначалу кажется, что они противоречат вашим собственным. Конечно, это предполагает доверие к превосходящей вашу собственную мудрости Ребе. Но это, как при приеме прописанного лекарства: вы принимаете его без достаточного понимания того, как и почему оно действует. Вы верите доктору. Верите, что он разбирается в своем деле лучше вас.
Что побуждает человека стать Брацлавским хасидом? Еесли вы встретитесь с теми, кто пришел в движение со стороны, вы услышите самые разнообразные истории, состоящие из цепочек событий, подводивших их к тому моменту, когда они впервые услышали о р. Нахмане и оказались вовлеченными. Это могут быть люди самого разного происхождения: из ортодоксальных евреев (включая хасидов) и неортодоксальных (консерваторов и реформаторов), из неприсоединившихся, ассимилированных и даже атеистов, из ашкеназов, сефардов, а также геров (принявших иудаизм). Гамма характеров чрезвычайно пестра, но при этом нельзя сказать, чтобы какой-либо человеческий тип был наиболее характерен для движения. Люди узнают о р.Нахмане поразному: от друзей, знакомых, прохожих, из книг или просто случайно.
Сколько Брацлавских хасидов, столько и путей, ведущих к р. Нахману. В своих трудах он освещает все аспекты еврейской жизни и раскрывает перед нами великое множество путей, большее, чем кто-либо мог надеяться познать за одну жизнь. Поэтому не существует единого Брацлавского пути, требую- щего от всех хасидов подчинения. Р. Нахман апеллирует к личности, которая сообщается с Б-гом своим собственным уникальным способом. Таким образом, Брацлавец — это не еврей, который является также хасидом. Его хасидизм — это способ быть евреем — настолько, насколько он может.
Каждый хасид должен выработать собственное отношение к ученью Ребе, исходя из контекста своей жизни. Одни при- ходят к этому путем самостоятельного изучения трудов р. Нахмана, другие — с помощью друзей, соучеников, учителей, либо получая консультации наставника. Каждый хасид волен жить по-своему, и община не затрачивает никаких усилий, чтобы повлиять на кого-то в каком-либо направлении. Одни полностью посвящают себя занятиям Торой и молитвам, другие пишут, преподают, занимаются общинными делами, а третьи заняты массой разнообразных дел: наукой и техникой, юриспруденцией и бухгалтерией, бизнесом и искусством, и т. д.
Для одних участие в общинной жизни является наиважнейшей частью существования, другие, желая молиться интенсивно, как учил р. Нахман, предпочитают миньян(Не менее десяти мужчин старше 13 лет, собравшиеся для обще- ственной молитвы.).
Многие считают, что наилучшим образом функцию центра по изучению наследия р. Нахмана может осуществлять община, которая к тому же способна быть источником материальной и моральной поддержки для тех, кто стремится практиковать регулярные итбодидут и другие рекомендации Ребе. С другой стороны, существуют хасиды, живущие вдалеке от больших общин и все же не менее прочно связанные с ученьем Ребе. Но даже живущие в непосредственной близости от общин вовсе не обязаны считать, что их связь с Ребе требует от них глубокой вовлеченности в дела общины.
Что значит назвать себя Брацлавским хасидом? Несомиенно, что можно изучать р. Нахмана, следовать его указаниям и взаимодействовать с Брацлавцами без того, чтобы называть себя таковым. Некоторым достаточно сказать, что они чувствуют себя ближе к этому движению, чем к чему-либо другому. Но если даже назвать себя Брацлавцем, сделает ли это вас таковым? Кто решает?.. Ведь не существует ни «решения общего собрания о приеме нового члена», ни «церемонии посвящения», делающих человека «полноправным» Брацлавским хасидом.
Брацлавцы действительно верят, что путь р. Нахмана очень хорош, и хотели бы, чтобы и другие смогли разделить с ними их путь. Они могут попытаться вовлечь людей, уже склонных к этому, но что совершенно невозможно, так это— заставить человека стать хасидом. Это вопрос личный.
Чем больше проникаешь в сущность ученья р. Нахмана, тем более очевидным становится, что быть действительно Брацлавским хасидом — это означает находиться на очень высоком уровне. Многие считали бы своим огромным достиже- нием соответствовать этому имени. Р. Нахман требует лишь быть самим собой! Вот почему быть Брацлавским хасидом — означает взяться за большую работу! И почему ответ на вопрос «кто ты» — «я — Брацлавский хасид»,—означает лишь, что отвечающему известно о пристрастии большинства людей к этикеткам. В глубине души он убежден, що назваться Брацлавцем — это еще не означает быть им, это лишь заявление о намерении: «Да, я изучаю р. Нахмана и хотел бы постараться быть евреем, как оно и должно быть».



ВСЕ ХАСИДЫ НАВЕЩАЮТ СВОЕГО РЕБЕ, МОГУТ ПОБЕСЕДОВАТЬ С НИМ ЛИЧНО ИЛИ НАПИСАТЬ ЕМУ.
КАК ЖЕ СООБЩАЮТСЯ БРЕС ЛАВЦЫ С РАББИ НАХМАНОМ? 

Вопрос этот затрагивает один из величайших парадоксов Брацлавского хасидизма — физическое отсутствие ребе. Это парадоксально, поскольку взаимосвязь еврея с цадиком является одним из краеугольных камней ученья р. Нахмана. Хотя, как явствует из Торы, эта связь имеет основополагающее значение во всем иудаизме. (Сыны Израиля услышали непосредственно от Б-га первую заповедь; все остальные были получены через Моше). Многие места Библии, Талмуда и т. д. разъясняют, что прямой контакт между евреем и его учителем является неотъемлемым компонентом процесса постижения Торы. Изучение Торы есть нечто большее, чем пересадка академических знаний из одной головы в другую. Тора существует для жизни, и ученик непосредственно общается с равом (учителем), как живым воплощением Торы.
Сам р. Нахман неоднократно подчеркивал важность того, чтобы еврей мог видеть цадика во плоти, слышать Тору из его уст и т. д. Конечно, многие Брацлавцы остро переживают физическое отсутствие Ребе и жаждут прямого общения с ним. Но тот факт, что они продолжают обращаться к его трудам (вместо того чтобы идти к другому Ребе), является сам по себе показателем бесконечных возможностей, заложенных в ученьи р. Нахмана. Они обладают универсальностью истинной Торы, выходящей за рамки сиюминутных обстоятельств, применимой к любой ситуации, везде и во все времена.
Брацлавская литература говорит о важности поиска цадика. На одном уровне это означает, конечно, физический поиск действительно великого цадика, чьим руководством вы могли бы воспользоваться. На другом уровне поиск цадика в трудах р. Нахмана—это поиск смысла, лежащего за словами. Таким образом, связь между Брацлавцами и р. Нахманом базируется на интенсивном изучении его наследия, куда входят не только его уроки Торы, но и на случайные темы беседы, его рассказы и многочисленные истории о нем, из которых видно, как этот выдающийся цадик каждым своим движением жил Торой.
Ключ к постижению наследия — иткашрут, установление связи с цадиком. Но она может возникнуть прежде всего на основе доверия, веры в Тору цадика — даже тогда, когда от- сутствует достаточное понимание. Можно попытаться воспринять (насколько это возможно) ученье цадика и установить связь, введя понятое в свою практическую жизнь. На одном уровне это означает воспринять идеи цадика, как свои собственные. На другом — можно изучать его труды, как это делают, изучая Тору,—читая вслух и обсуждая с собравшимися. Можно молиться, чтобы быть в состоянии постичь ученье цадика, что приведет вас к практическому осуществлению ученья. Поскольку «главное — не изучение, а исполнение» (Авот 1:17).
Общение с теми, кто действительно старается жить в согласии с учением, является также важнейшим элементом связи с цадиком. Каждый хасид имеет свою уникальную «точку зрения», которая может обогатить других. В моменты сомнения или стресса можно обратиться к другу, которому ситуация видна со стороны и который может помочь или дать совет в духе Ребе.
Чем больше ученье цадика проникает в твои глубины, чем больше оно наполняет тебя, тем в большей мере оно становится источником поддержки в твоей жизни, ее маяком. В любых ситуациях, даже в моменты глубокого кризиса, одна всплывшая в сознании фраза, мысль, рассказ или история способны просветить, ободрить и вдохновить нас.



НЕ СУЩЕСТВУЕТ ЛИ ОПАСНОСТИ НЕВЕРНОГО ИСТОЛКОВАНИЯ УЧЕНЬЯ РАББИ НАХМАНА В ОТСУТСТВИИ РЕБЕ «ВО ПЛОТИ»? 

Мы только люди, так что опасность эта, конечно, существует,— как в Бреславском, так и в других движениях, даже там, где тянется целая вереница лидеров «во плоти». Новые поколения всегда склонны истолковывать и переистолковывать старые идеи.
Многие пассажи у р. Нахмана весьма сложны для понимания, в особенности то, что касается мистики. Наоборот, другие, внешне кажущиеся сравнительно простыми, обладают чрезвычайно глубоким подтекстом. Наиболее продвинутые в изучении наследия Брацлавцы сегодня были бы готовы первыми признать ограниченность своего понимания.
В других местах однако р. Нахман совершенно ясен и однозначен. Там, где он говорит о своих основных, доступных для всех евреев идеях (о итбодидут, о значении доверия, о заповеди всегда быть радостным, о систематическом изучении еврейского кодекса и т. д.), он выражает себя настолько точно и ясно, что понимание наше становится безошибочным. Его руководящими принципами были тмимут упшитут, искренность и простота. Верность этим принципам послужит лучшей гарантией безошибочного понимания. Ведь часто проблема заключается не в самом тексте, а в людях, которые предпочитают играть софизмами и жонглировать идеями, к которым они не готовы, игнорируя при этом другие, совершенно ясные, указания. Общение с авторитетными хасидами могло бы обезопасить тех, кто впервые натолкнулся на трудные места, поскольку жива непрерывная традиция, восходящая к непосредственным ученикам р. Нахмана.

 


НУЖНО ЛИ БЫТЬ БРЕС ЛАВСКИМ ХАСИДОМ, ЧТОБЫ СЛЕДОВАТЬ УЧЕНИЮ РАББИ НАХМАНА? 
Нет.



ПОДХОДИТ ЛИ ЖЕНЩИНАМ УЧЕНИЕ РАББИ НАХМАНА? КАКОВА РОЛЬ ЖЕНЩИНЫ В ДВИЖЕНИИ? 

Многое из р. Нахмана равно подходит мужчинам и женщинам, в особенности то, что он особо акцентировал: первоосновное значение веры, счастья, внутреннего чувства, сопровождающего исполнение законов Торы. Молитва и итбодидут в высшей степени пригодны для женщин, и действительно, р. Нахман видел в молитве женщины огромные резервы. Он сказал как-то своему ученику (который в свое время обращался к Ребе за помощью, когда его сын был опасно болен), что пылкие молитвы жены не только спасли их сына, но и обеспечили ему долгую жизнь.
Некоторые уроки р. Нахмана посвящены исключительно мужским мицвот (такие, как ношение цицит, тфилин). Р. Нахман определил 10 псалмов, пригодных для чтения в ночное время, что, очевидно, относится к мужчинам. Но поскольку он назвал это «Тикун аКлали» (всеобщим исправлением), то это может быть распространено на женщин. Свои рассказы, раскрывающие глубочайшие тайны Торы, он вел на идиш, чтобы женщины — которые в то время, как правило, не изучали иврит—могли бы понимать его.
Сегодняшние женщины в Израиле и США не только изучают р. Нахмана, но и читают лекции, организуют обучение, распространяют книги, создают фонды, делают многое другое.



ЧТО ИЗУЧАЮТ БРЕСЛАВСКИЕ ХАСИДЫ? ТОЛЬКО РАББИ НАХМАНА ИЛИ ДРУГИХ ХАСИДОВ И НЕХАСИДОВ ТОЖЕ? 

Р. Нахман поддерживал стремление изучать все: ТаНах, Талмуд, Мидраш, Галаху, Мусар, Хасидут и т. д. Очевидно, что уважая всю духовную литературу, они оставляют почетное место работам р. Нахмана и его учеников. Тем не менее, они читают самую разнообразную литературу, в соответствии с поговоркой Ребе: «мудрый человек учится у всех людей».



ОДОБРЯЮТ ЛИ БРЕС ЛАВЦЫ РЕЛИГИОЗНЫЙ ЭКСТРЕМИЗМ?

Р. Нахман говорил: «Не надо быть фанатиком. Служить Б־гу— это не фанатизм. Истинные фанатики — те, кто гонятся за земными благами. Но мир сочтет лунатиками вас, если вы в поисках благочестия откажетесь от всего земного. Вам скажут, что это фанатизм. Но ведь ваш отказ не является необходимым, вы можете служить Б-гу сдержанно».
Р. Нахман призывал не быть чрезмерно строгими. Одобряя индивидуальный выбор каждого человека, которого тот строго, во всех пунктах придерживается, он в то же время подчеркивал, что даже в соблюдении закона никто не должен быть чрезмерно, до глупости строг. Уважая все заповеди, он говорил, что нет необходимости соблюдать их с ненужным рвением: «Было бы достаточно, если бы мы придерживались всех заповедей Торы, не выходя за пределы ее… Истинное служение состоит в простоте и искренности. Больше молиться, больше изучать Тору, побольше добрых дел. Не досаждайте себе ненужными ограничениями. Следуйте путем наших отцов: ״Тора была дана не святым ангелам» (Берахот 256).



ПОЧЕМУ БРЕС ЛАВСКИЕ ХАСИДЫ ПРИЕЗЖАЮТ В УМАНЬ НА МОГИЛУ РАББИ НАХМАНА?

Р. Нахман сделал то, что не сделал ни один цадик во всей еврейской истории. Взяв в свидетели двух учеников, он сказал: «Когда закончатся дни мои и я покину этот мир, я буду ходатайствовать за каждого, кто придет на мою могилу, прочтет 10 псалмов и подаст милостыню. Неважно, насколько серьезны его грехи или ошибки, я сделаю все, что в моих силах, чтобы спасти и очистить его. Я пройду все мироздание. За пейсы я вытащу его из ада».
Обычай прийти помолиться на могилу цадика восходит к библейским временам (Раши, Бемидбар 13:22) и был известен во времена Талмуда (Сота 13а; Зоар 11:706). Даже сегодня многие посещают кладбище перед праздниками, чтобы помолиться о добром здоровье, хорошем годе. Душа Цадика после его смерти продолжает вбирать в себя бесконечность Создателя. Поскольку, согласно Каббале, нефеш (низшая часть души) остается в могиле, молитва на могиле цадика становится для еврея средством приближения к бесконечности Б-га.
Основной мотив посещения Умани — желание быть хорошим евреем, т. е. всем своим сердцем служить Всевышнему.


ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ РЕБЕ ПОСРЕДНИКОМ МЕЖДУ ХАСИДОМ И Б-ГОМ?


Вторая заповедь запрещает нам допускать каких либо посредников между человеком и Б-гом. Бессмысленно предположить, что Цадик формой своего служения может освободить еврея от исполнения его собственного религиозного долга. Напротив, ученье р. Нахмана призывает каждого взять ответственность за свою жизнь на себя и осуществлять практические шаги в развитии его отношений с Б-гом, через интенсивную молитву и итбодидут.
В Торе мы нередко встречаем Цадиков, ходатайствующих перед Б-гом за еврейский народ,— как, например, Моше, моливший Всевышнего о прощении за грех создания золотого тельца. Точно также в период вавилонского пленения душа Рахели вышла из могилы, чтобы молить Б־га о прощении (Раши, Берейшит 48:7).
Вера в величие Цадика еще не делает его посредником. Вера в Цадика — это осознание собственной неадекватности и признание его благочестия и мудрости. Благодаря своей близости к Б־гу он в состоянии указать другим путь служения.\



ЧТО ТАКОЕ КУЛЬТ? 

Что такое культ? Сегодня растет число внешне притяга- тельных направлений или организаций, предлагающих различные формы «спасения» или другие формы якобы религиозного опыта, включая и буквальное идолопоклонство. Часто за этим стоят недобросовестные личности, которые, занимаясь промыванием мозгов или применяя другую технику, мешают неопытным неофитам осуществить свои лучшие намерения. Для людей, хорошо понимающих эти вещи, само слово «культ» несет в себе уничижительный оттенок. И поэтому оппонентам серьезных религиозных направлений легко использовать страхи в отношении слова «культ» для компрометации групп, с которыми они не согласны.
Иудаизм, мировая религия, существует более трех тысяч лет. Хотя хасидизм возник лишь два с половиной века назад, он глубоко укоренен в традиционном иудаизме. Ни традиционный иудаизм, ни хасидизм не являются культами. Тем не менее, ряд противников религии последнее время стали употреблять этот термин, особенно по отношению к растущему числу ба’алей тшува, вернувшихся к исполнению законов Торы. Энтузиазм, с которым те приняли религиозную жизнь, вызы- вает вполне понятные опасения со стороны их противников, но это еще не основание для того, чтобы пытаться запачкать основное течение иудаизма.
Нетерпимость р.Нахмана к самодовольству с самого начала вызвала оппозицию к Бреславскому движению. Одно из возражений, время от времени выдвигающееся против него, — «культ». Этот ярлык несостоятелен по двум соображениям.
Что касается религиозной практики, то Брацлавские хасиды стремятся быть исполняющими закон евреями — ни больше и ни меньше. Некоторые их оппоненты полагали, что концепция иткашрут, связи с цадиком соответствует преклонению перед лидером, практикующимся в некоторых культах. Среди распространяемой неправды — танцующие вокруг своего Ребе хасиды (как это изображено на стене Брацлавской йешивы в Иерусалиме) или стоящие перед ним в торжественном молчании в ожидании вызова к Торе. Это кажется забавным — видеть, как далеко может зайти человеческое воображение; если бы не было столь печальным то, что невинные свидетели подобной неправды будут, в результате отдалены от источника вдохновения, который мог бы действительно усовершенствовать их жизнь.
Другая характерная черта культа — ловля неофитов. Любая попытка заставить человека войти или остаться в движении противоречит основным положениям Бреславского хасидизма. Связать себя с Цадиком — вопрос, который решает для себя каждый в отдельности. Это решение может повлечь за собой глубокие изменения в вашей жизни, особенно, если ранее человек не придерживался закона. Понятно, что его родные и близкие могут чувствовать беспокойство при виде разрыва отношений и отказа от общего для них образа жизни ради другого, им не знакомого. Возможно, что им будет трудно смотреть на него без чувства неприязни и горечи. Поэтому Брацлавское движение — это не культ.



НАБИРАЕТ ЛИ ДВИЖЕНИЕ НОВОБРАНЦЕВ? 

Брацлавцы действительно любят рассказывать другим евреям о р. Нахмане. Они действительно уверены в том, что обладают чем-то очень хорошим и были бы рады поделиться этим с другими. Р. Нахман чрезвычайно высоко ценил диалог. Не тот двойной монолог, в котором каждый спорящий стремится набрать очки и победить,— но тот, который в поисках истины по-настоящему объединяет людей.
Р. Нахман обладал той уверенностью, которая рождается истинной верой в Б-га. Он верил в то, что могут быть найдены ответы на все вопросы Торы. И поэтому он не боялся дискуссий и всегда был широко раскрыт для общения. Когда в конце своей жизни он переехал в Умань, он встретил там группу неверующих евреев, которые считали себя очень прогрессивными. Р. Нахман был единственным религиозным лидером, способным найти контакт с ними. Он сидел с ними, играл в шахматы и разговаривал. Их любовь и уважение к нему были настолько глубоки, что те, которые дошли до того, что поклялись не произносить слово Б-г в ближайшие двадцать лет, в конечном итоге, вернулись к Б-гу. Это были те, которые благодаря своему отказу от иудаизма ощущали себя впереди своих современников. Возможно, они действительно были пионерами… но в смысле покаяния, тешувы!
В мире, одержимом погоней за материальным, существует смертельная опасность того, что может угаснуть свет духовности. И поэтому распространение учения р. Нахмана является одним из высших приоритетов Бреславского движения. И Брацлавцы делают это через книги и публикации, преподавание и беседы, посредством дискуссий или легким намеком о действительной цели жизни в разговоре со случайным прохожим на улице.
Суть не в том, чтобы как можно большее число людей примкнуло к Бреславскому движению, не сделать людей похожими друг на друга было целью р.Нахмана, а напротив — помочь людям найти свой путь к Создателю. Человек должен знать, где он находится, и постоянно идти вперед, не беря на себя больше, чем он может. «Попытаешься схватить много — и не сможешь»,—говорит Талмуд —»Возьми немного—и оно станет твоим» (Рош Ашана 46). Р. Нахман предупреждал людей об опасности самообмана, от того, чтобы слишком легко прощать себя.



«Мой огонь будет гореть до самого прихода Машиаха»,— говорил он. Духовный жар и радость, исходящие от его ученья, могут действительно ускорить приход Машиаха. Уже в наши дни. Амен.  


 

 

 

***

Желающие поехать в Умань на Рош а-Шана или в другое время, могут связаться с нам по адресу info-russian@breslev.co.il, или написать в «Контакты».

 

Если Вы хотите, чтобы рав Шалом Аруш сделал Вам и Вашим близким Пидьйон Нефеш на могиле у раби Нахмана в преддверии Рош а-Шана, оставьте свои данные здесь.

 

***

С книгами раби Нахмана можно познакомиться здесь
 

***

Заказать Тикун а-Клали с переводом и транслитерацией Вы можете здесь

 





Добавьте Ваш комменарий    Добавьте Ваш комменарий
   Все статьи от Рав Авраам Гринбаум
   Доп. информация о Советы, мысли, притчи




В начало статьи    В начало статьи       Отправить по почте    Отправить по почте          Отправить       версия для печати    версия для печати


 Присоединяйтесь к нашей рассылке Присоединяйтесь к нашей рассылке
 
 
  
Если Вы заинтересованны получать информацию о новых статьях Breslev.co.il, пожалуйста, введите Ваш адрес электронной почты:

   

 Статьи по теме Статьи по теме
 
 


  2 Комментарии посетителей:    Все комментарии  
  1.
  Степень родства ребе Нахмана и БЕШТа
Слава01.03.2018 2:58:11
     
 
  2.
  Прекрасный обзор
Agan09.06.2013 14:15:16
     
 

Добавить комментарийДобавить комментарий    Добавить комментарий    

 
 
  
Наши проекты ведутся в заслугу:    Наши проекты ведутся в память о:
Давид бен Этя
Юрий Керцман
Александр Шика бен Хайка, Алла бат Ривка Рая, Алик бен Клара,Юлик бен Клара Хая Рейзл, Клара бат Шендл, Изя бен Евгения, Жанна бат Роза
Оксана дочь Галины
Кишиневски Алла
יונתן בן סופיה, נועה בת ואלריה
   Луиза - Хая бат Михаил, Сюня бен Борух
Ривка Рая бат Барух, Борис бен Ефим, Артем бен Генри
משה בן חנה
Prof. Michael Bendikov
 
Вам нравится наш сайт?
 
Примите участие в улучшении мира и помогите Бреслев Исраэль
распространить мудрость Раби Нахмана по всему миру.
 
Для помощи сайту breslev.co.il - жмите здесь
  
 
 
 Товар дня Товар дня
 
 
 
 
Back  1 2 3  Next
 
 
 
 
  •  
  •  
     
  •  
  •  
  •  
     
 
Back  1 2 3  Next
 
 
 Самые обсуждаемые Самые обсуждаемые
 
 
 
 
Up  1 2 3  Down
 
 
 Самые читаемые Самые читаемые
 
 
 
 
Up  1 2 3  Down
 
 
 Facebook Facebook
 
 
 
 Рассылка Рассылка
 
 
 
Ваша эл. почта:   
 
   
 

 
 



  
 
 
open toolbar