5 Кислев 5779 / 13 ноября 2018 г. | Чтение Торы: Вайеце
 
dot  Добавь в избранное   dot  Сделать стартовой  
 
   
    Зарегистрироваться    |    Вход
  
    Мои настройки     Orders History     Помощь
 
 
  Моя страна:  
  США   
 
   Язык:  
  Русский   
 
   Валюта:  
  Доллар США   
 
   
Домашняя страница О нас Бреслев VOD Радио Бреслев Бреславские форумы Магазин Поддержка
                
 
  Все категории  
 
 
      
 
Раби Нахман из Бреслева  
 
Главная страницаБреслевРаби Нахман из Бреслева
 
 
Поиск
 
           

 

 

РАБИ НАХМАН ИЗ БРЕСЛЕВА (1772-1810)

 

Кто такой раби Нахман? Если вы спросите об этом браславского хасида, то он ответит вам, что раби Нахман – источник его сил и его духовный наставник, что он – его Раби (учитель). Он скажет вам это, несмотря на то, что раби Нахман покинул этот мир около двухсот лет назад.

 

Раби Нахман был правнуком святого праведника Бааль Шем Това, основателя учения хасидизма. Уроки раби Нахмана, его притчи, знаменитые истории, рассказанные им, его беседы и его учение раскрывают удивительным и неповторимым образом глубочайшую мудрость Торы. Они освещают путь всем душам, которые ищут смысл и свет в этом запутанном мире. Удивительная способность раби Нахмана, взяв глубочайшие идеи Торы, развернуть их таким образом, что они становятся ощутимыми и понятными каждому человеку вне зависимости от его уровня, стала причиной, благодаря которой сегодня многие люди пришли в браславский хасидизм и ощутили свою причастность к раби Нахману. Можно сказать, что раби Нахман стал для нас якорем в бушующем море жизни.

 

Личность раби Нахмана, сокровенная его сущность остаются тайной. Даже раби Натан, его ближайший ученик и продолжатель его пути, о котором сам раби Нахман сказал, что если бы не тот, то не осталось бы ни единой страницы его учения, - даже он писал, что обычаем его Учителя было всячески скрывать себя. И он, раби Натан, как и другие ученики и последователи раби Нахмана, удостоились лишь немного узнать его величие. И все, что они познали, подобно маленькой капле из моря мудрости и света Раби.

 

Поэтому читая его биографию, мы должны помнить, что это не более, чем поверхностный беглый взгляд на внешний фасад, скрывающий за собой его непостижимую глубину и величие.

 

Раби Нахман родился в день святой Субботы, в первый день месяца Нисан 5532-го года от Сотворения Мира (1772 г.) в доме своего великого прадеда святого Бааль Шем Това в городе Меджибуже на Украине. Его отец, раби Симха, был сыном раби Нахмана из Городенки - одного из самых выдающихся учеников Бааль Шем Това. В честь него и был назван раби Нахман. Его мать, праведница Фейга, была дочерью Адели, дочери Бааль Шем Това. У раби Нахмана было два брата: Исраэль и Йехиэль, а также сестра, которую звали Пэрль. Два его дяди, братья матери– раби Моше Хаим Эфраим, автор книги «Дегель маханэ Эфраим», и раби Барух из Меджибужа - были знаменитыми хасидскими наставниками.

 

Раби Нахман родился во время, когда движение хасидизма начало угасать. Через неделю после его рождения митнагдим (противники хасидизма) наложили херем (отлучение от общины) на это движение и на его последователей. Через полгода после этого скончался Магид из Межирича, раби Дов Бер, благословенна память праведника - ученик и продолжатель пути Бааль Шем Това. Это благодаря ему хасидизм стал разветленным учением.
 

В Меджибуже прошли детские годы раби Нахмана. В возрасте тринадцати лет он женился (как это было тогда принято). Его жена Сасья была дочерью раби Эфраима из Гусятина. Первым учеником раби Нахмана был раби Шимон, который впоследствии стал шамашем (верным помощником) Раби. Он стал учеником раби Нахмана в день свадьбы последнего. Несмотря на то, что раби Шимон был старше раби Нахмана, он говорил с гордостью: «Я оставил старых праведников и приблизился к юному».

 

После свадьбы раби Нахман перебрался в дом своего тестя в Гусятине, где он прожил пять лет. Оттуда он переехал в Медведевку, где к нему начали приближаться многочисленные ученики. Среди них были раби Дов, раби Шмуэль Айзик, раби Юдл, раби Аарон, рав (раввин) города Браслав, раби Йекутиэль (Магид из Черевиче), которые затем стали его выдающимися учениками.
 

У раби Нахмана было восемь детей: два сына и шесть дочерей. Однако выжили лишь четыре дочери: Адель, Сара, Мирьям и Хая. Мирьям переехала жить в Святую Землю, Страну Израиля, в 1809-м году и там скончалась, не оставив после себя потомства.

В 1798-1799 годах раби Нахман совершил большую поездку в Страну Израиля. В 1800-м году, после замужества его дочери Адели, он переезжает в город Златополье, а впоследствии, летом 1802-го года – в Браслав.

 

Вскоре после переезда в Браслав к раби Нахману приблизился раби Натан, который стал его главным учеником и продолжателем. Раби Натан жил в городке Немиров, который находится вблизи от Браслава. Несмотря на то, что раби Натан происходил из семьи противников хасидизма, он стремился к хасидскому пути служения Всевышнему, к пути приближения к Творцу мира. Вместе со своим товарищем раби Нафтали отправился раби Натан в Браслав, чтобы познакомиться с раби Нахманом. Необыкновенная преданность Творцу, которую они увидели у Раби, его гениальные уроки произвели на них обоих настолько глубокое впечатление, что это привело их в ряды его хасидов и преданных учеников.

 

Дочь раби Нахмана Сара вышла замуж в 1803-м году, а Мирьям – в 1805-м. Его младшая дочь Хая вышла замуж уже после кончины раби Нахмана.
 

Зимой 1807-го года раби Нахман отправился в таинственную поездку по городам Наворич, Дубно, Броды и Заслав, цель которой он не открыл даже своим ближайшим ученикам. В городе Заслав он пробыл до праздника Шавуот. Тогда же, в Шавуот, скончалась его жена. Спустя несколько месяцев, перед Рош а-Шана (Днем Новолетия) раби Нахман женится вторично - на дочери раби Йехезкеля Трахтенберга из Брод. Через короткое время после этого он заболевает туберкулезом, который стал причиной его кончины еще через три года.

 

В 1808-м году раби Нахман совершает поездку в Лемберг (Львов) для лечения у тамошних врачей. Во время его пребывания там выходит в свет первая часть его знаменитой книги «Ликутей Моаран». В этот период он начал рассказывать свои знаменитые «Сказочные истории». Тогда же он обнародовал «Книгу качеств», написаную им, когда ему было всего семь лет. (Эта книга называется среди хасидов «Книга Алеф –Бейт»).

 

После возвращения из Лемберга (Львова) раби Нахман продолжает еще два года жить в Браславе. В это время он раскрывает свой знаменитый «Тикун а-клали» (открытые им десять избранных Псалмов Давида, чтение которых помогает исправлению души – смотри раздел «Тикун а-клали»). На протяжении этого времени он дает общине своих хасидов удивительно глубокие уроки, посвященные приближению к Творцу. (Эти уроки стали основой второй части главного труда раби Нахмана «Ликутей Моаран»).

Туберкулез продолжал непрерывно подтачивать его здоровье, из-за чего он чрезвычайно ослаб. Раби понял, что приближается время его кончины, и поэтому начал готовиться к переезду в город Умань – место, которое он избрал для того, чтобы покоиться там. Вначале раби Нахман думал поехать в Страну Израиля, однако он опасался, что не выдержит длительной и тяжелой поездки. Кроме того, он хотел, чтобы его последователи могли приходить к месту его упокоения, что невозможно было бы осуществить, если бы он был похоронен в Стране Израиля. Поэтому он избрал местом своей кончины город Умань, где в 1768-м году во время погромов гайдамаков, возглавляемых Гонтой, освящая Имя Всевышнего, погибло от рук бандитов более двадцати тысяч евреев. Этим людям пообещали, что их оставят в живых в обмен на отказ от еврейства. Но ни один из них не пожелал купить себе жизнь такой ценой. Сказал раби Нахман: «Множество святых похоронено в Умани, и будет хорошо покоиться среди них». И так сказал раби Натан («Хаей Моаран»): «Умань, это место избрал для себя он (раби Нахман) еще при жизни... Он избрал Умань местом своего упокоения, поскольку было там великое освящение Имени Всевышнего, как известно».

 

В 1810-м году в ночь Субботы, которая выпала на первое число месяца Ияр, в Браславе вспыхнул огромный пожар, в результате которого сгорел также и дом раби Нахмана. Во вторник следующей недели раби Нахман отправляется в Умань. За неделю до этого он послал своего ученика раби Меира, чтобы тот подготовил для него жилье в Умани. На следующий день после пожара, в воскресенье, в Браслав прибыл посланец из Умани и сообщил, что уманские евреи рады принять раби Нахмана в своем городе и приготовили для него просторную квартиру. Когда раби Нахман покидал Браслав, прощаясь с его жителями, он приложил руку к мезузе и обратился к ним: «Постарайтесь держаться вместе и сосредоточенно молиться вместе. Тогда, может быть, вам удастся привлечь меня сюда еще раз».

 

Вот как описывает поездку в Умань раби Натан, который тогда присоединился к Раби: «Он говорил мне в пути слова утешения - несколько прекрасных бесед, чрезвычайной святости, которые необычайно оживляют душу. Возвысил он голос и сказал: «Несмотря ни на что, Всевышний, благословенный, всегда помогает Израилю. И нет поколения, подобного сироте. И об этом сказал раби Шимон бар Йохай (автор святой книги «Зоар»): «Благодаря этой книге («Зоар») еврейский народ выйдет из галута» (Зоар, глава Бемидбар, 124(б)) по поводу стиха (Дварим, 31:21): «כי לא תשכח מפי זרעו» («Так как не забудется она (Тора) в устах семени его (Израиля)». И раби Нахман раскрыл тогда тайну, что стих этот намекает на имя отца раби Шимона, раби Йохая, поскольку последние буквы этого стиха являются буквами, составляющими его имя (יוחי ), семенем (сыном) которого является раби Шимон бар (сын) Йохая, как это приводится в предисловии к «Ликутей Моаран». «И тогда сказал я, - продолжает раби Натан, - что, безусловно, сам раби Шимон должен быть доволен этим чудесным открытием. Раби согласился со мной, а затем добавил: «Однако на самого раби Шимона намекает другой стих (Даниэль, 4:10): « עיר וקדיש מן שמיא נחית» («Ангел святой спустился с небес»), первые буквы которого составляют его имя (שמעון). А сейчас, - продолжил раби Нахман, - есть « נחל נובע מקור חכמה » («Поток струящийся – источник мудрости») (Мишлей, 18;4). (То есть, первые буквы этого стиха намекают на самого раби Нахмана, составляя его имя נחמן ). И слышали мы уже, как он сказал о себе, что он - поток, очищающий ото всех пятен».

 

Раби Нахман прибыл в Умань 9-го мая 1810 года. Именно здесь он произнес свое знаменитое изречение: «Нет в мире совершенно никакого отчаяния!» И здесь он завещал своим последователям, чтобы они продолжали собираться у него на Рош а-Шана (Новолетие) также и после его ухода из этого мира, как сказал он сам: «Должны явиться все без исключения».

 

«По дороге в Умань, - рассказывает раби Натан («Хаей Моаран»), - перед самым въездом в город рассказал раби Нахман историю, которая произошла с Бааль Шем Товом, благословеной памяти. И вот эта история. Однажды, когда Бааль Шем Тов прибыл в какое-то место, заметили ученики, что он пребывает в черной горечи и в великой грусти. Однако никто из них не посмел спросить у него о причине этого. И продолжалось это в течение полутора дней. Затем, накануне Субботы, после полудня, приказал Бааль Шем Тов разыскать и привести к нему всех, кто гостит в этом городе, чтобы они ели вместе с ним в Субботу. И не оказалось там множества гостей. Нашлось только двое бедняков, которых привели к нему. И потом услышали ученики, как беседует с ними Бааль Шем Тов, благословенной памяти... Сказал наш Раби, что он не помнит в точности всех подробностей этой истории, однако сокровенный смысл ее состоит в том, что были в этом месте души евреев, погибших насильственной смертью, которые уже триста лет не могли подняться. И когда прибыл туда Бааль Шем Тов, благословенной памяти, собрались все эти души к нему, поскольку они всегда ожидают такого человека, который может их исправить. И из-за этого пребывал он в такой грусти, поскольку было это для него чрезвычайно тяжело. Ведь невозможно было исправить их иначе как ценой его собственной кончины. И это было для него чрезвычайно тяжело, и поэтому он был так печален. Но благодаря тому, что Всевышний, благословенный, позаботился о том, чтобы нашлись для него в этом месте двое гостей, которых он принял в Субботу, спасся Бааль Шем Тов, благословенной памяти. «Однако, кажется мне, - закончил свой рассказ раби Нахман, что все-таки гости пострадали из-за этого».

 

После кончины раби Нахмана рассказывал раби Натан («Хаей Моаран»): «Также и кончина самого раби Нахмана связана со святыми, которые были убиты в Умани. Ведь слышали мы от нашего Раби, что есть там десятки тысяч душ, которые он должен поднять. И в понедельник, в третий день праздника Суккот, за день до своей кончины, обратился он ко мне и сказал: «Помнишь ли ты историю, которую я рассказывал тебе?» Спросил я его: «Какую историю?» Ответил он мне: «Историю о Бааль Шем Тове, благословенной памяти, которую я рассказал тебе, когда мы въезжали в Умань». Ответил я ему, что помню. Тогда он обратился ко мне и сказал: «Уже долгое время высматривали меня с небес, чтобы заманить меня сюда». И снова обратился ко мне и сказал: «Не тысячи душ здесь, но десятки, десятки, десятки тысяч». И следущей ночью он снова заговорил об этом и сказал: «Сколько судов и сколько святых... было здесь!» И сказал он тогда: «Что вам волноваться, если я иду перед вами? Эти люди, которые умерли здесь, они беспокоились. Однако вам, после того, что я иду перед вами, вам не нужно беспокоиться вовсе. И если даже эти души, которые при жизни не знали меня совсем, ждут, чтобы я их исправил, то тем более вы можете надеяться на исправление».
 

Во вторник 18-го Тишрея, в четвертый день праздника Суккот 5571 года от Сотворения мира (1810 г.) раби Нахман покинул этот мир. Он был похоронен на следующий день на старом кладбище города Умани, в том месте, которое он избрал для этого при жизни.

Шесть месяцев, в течение которых Раби находился в Умани, он был занят тем, что возвращал к еврейству людей, которые совершенно отошли от веры. Прежде эти люди отказывались от каких-либо разговоров о еврействе, о вере и о Всевышнем. Однако раби Нахману удалось приблизить также и их. Тогда он сказал: «Если большие люди не идут по моему пути, то я должен перейти к слабым. Может быть их мне удастся сделать хорошими евреями»!

 

Сегодня многие евреи открывают для себя свое еврейское наследие и корни с помощью раби Нахмана. Быть может, это подразумевал Раби, когда сказал: «Я победил и еще одержу победу. Я завершил и еще завершу».

Раби Нахман сказал:
«Мой огонь будет пылать до прихода Машиаха» (Мессии)






 
 Самые обсуждаемые Самые обсуждаемые
 
 
 
 
Up  1 2 3  Down
 
 
 Facebook Facebook
 
 
 
 Самые читаемые Самые читаемые
 
 
 
 
Up  1 2 3  Down
 
 
 Товар дня Товар дня
 
 
 
 
Back  1 2 3  Next
 
 
 
 
 Самые популярные Самые популярные
 
 
 
 
Up  1 2 3  Down
 
 
 Рассылка Рассылка
 
 
 
Ваша эл. почта:   
 
   
 

 
 



  
 
 
open toolbar